АЭС в региона Ленинградская АЭС Кольская АЭС Дисскуссия о декомиссии Радиоактивные от оды Социальное партнерство Международный опыт Российский опыт Энергетический баланс Реформа Росатома Атомная индустрия ПО "Маяк" Промышленность и энергетика

Когда в СССР строили первые АЭС, разработчики весьма туманно представляли, что делать после того, как блоки выработают свой ресурс. По крайней мере, ни в проекта сами станций, ни в долгосрочны плана страны данный этап не нашел отражения. Возможно, эта особенность стала причиной того, что и нынешние атомщики стремятся при помощи разного рода «модернизаций» максимально продлить срок службы энергоблоков. Половина из 32- блоков российски АЭС уже выработали ресурс, продолжая при этом эксплуатироваться. Есть и выведенные из эксплуатации блоки: более 20 лет назад остановлены первый и второй блоки Нововоронежской и Белоярской АЭС. Из ни выгружено отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), но вывод из эксплуатации, который предполагает демонтаж оборудования, очистку территории и т. д., отложен на неопределенный срок из-за отсутствия общей концепции и финансовы ресурсов. – Вместе с тем близится время, когда начнут истекать сроки службы одновременно у десятков реакторов. И этот процесс примет лавинообразный арактер, – подчеркнул председатель правления Общественной организации «Зеленый мир» Олег Бодров. – В России нет достаточного опыта вывода из эксплуатации крупны АЭС. И это может спровоцировать серьезный социально-экономический кризис в региона размещения АЭС.

Этот вопрос, прозвучавший на семинаре, – образный намек на то, что вывод из эксплуатации АЭС должен быть заранее продуманным и логичным этапом, как и ее строительство или эксплуатация. В России же по-прежнему имеется госпрограмма по строительству АЭС, но как не было, так и нет программы и декомиссии. Кроме того, вывод из эксплуатации атомное ведомство склонно рассматривать как задачу сугубо те ническую, которую можно обеспечить сводом правил и инструкций. На самом деле, декомиссия АЭС – процесс, требующий еще и решения экологически , социальны и даже нравственны проблем. И, по- орошему, готовиться к нему нужно еще на этапе проектирования. Рискованность принципа «полета без аэродрома посадки» уже можно наблюдать на примере Ленинградской АЭС, где под одит к концу уже единожды продленный срок службы реакторов чернобыльского типа РБМК. Продленные сроки эксплуатации четыре энергоблоков ЛАЭС должны закончиться соответственно в 2018, 2020, 2024 и 2025 года . Впрочем, эти даты могут существенно приблизиться. Весной 2012 года на первом блоке ЛАЭС-1 возникли серьезные проблемы, связанные с разбу анием и растрескиванием графитовой кладки реактора. До си пор, говоря словами атомщиков, он на одится на «нулевой нагрузке». Как сообщают СМИ, концерн «Росэнергоатом» рассматривает возможность его досрочного вывода из эксплуатации. По мнению экспертов «Зеленого мира», аналогичная ситуация может сложиться и на блока № 2, 3, 4. Однако к широкомасштабной декомиссии как решению комплексной проблемы в Сосновом Бору вряд ли кто готов.

Вывод блоков из эксплуатации – процесс дорогостоящий. Затраты на закрытие блоков ЛАЭС можно сравнивать с аналогичными затратами Игналинской атомной станции. У литовцев на декомиссию дву блоков ушло около 2,5 млрд евро. То есть на декомиссию четыре блоков ЛАЭС, если брать в расчет литовский сценарий, может потребоваться 5 млрд евро. Где взять такие деньги? Официально в России Фонд декомиссии АЭС все-таки существует. Управляет им Госкорпорация «Росатом» в лице наблюдательного совета и правления фонда. (Согласно законодательству Росатом является главным юридическим лицом, отвечающим за осуществление декомиссии и накопление соответствующи финансовы резервов.) При этом Росатом не обязан вести адресный учет средств по конкретным АЭС, а также раскрывать эту информацию. То есть процесс накопления средств на закрытие особо опасны в международном масштабе объектов непрозрачен и, следовательно, не контролируется обществом. Сами атомщики согласны с тем, что с накоплениями в фонде нет ясности. Понятно одно: накопить необ одимую сумму на декомиссию не в состоянии ни одна российская АЭС. Дело еще и в том, что отчисления в вышеупомянутый фонд, согласно Правилам отчисления эксплуатирующими организациями средств для формирования резервов, предназначенны для обеспечения безопасности атомны станций на все стадия и жизненного цикла и развития, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30.01.2002 № 68, составляют 1,3% от выручки АЭС.

Скорее всего, процент отчислений на декомиссию надо срочно менять в сторону повышения. Необ одимо также внести серьезные изменения и в ме анизм накопления средств. Возможно, имеет смысл создать государственную управляющую компанию и специализированный госфонд (в его попечительский совет должны войти представители региона и муниципалитета размещения АЭС, представители заинтересованной общественности) для размещения накопленны средств в ПИФ-а и други финансовы института для снижения инфляционного давления. Средства фонда должны накапливаться на специализированны счета Центробанка, оформленны на каждую действующую АЭС. Кроме того, как свидетельствует мировой опыт, безопасный вывод из эксплуатации АЭС возможен только при равноправном и эффективном взаимодействии тре секторов общества: властей все уровней, атомной индустрии и заинтересованной общественности. Несвоевременное же планирование декомиссии АЭС может увеличить рас оды на ее проведение до 30%.