АЭС в региона Ленинградская АЭС Кольская АЭС Дисскуссия о декомиссии Радиоактивные от оды Социальное партнерство Международный опыт Российский опыт Энергетический баланс Реформа Росатома Атомная индустрия ПО "Маяк" Промышленность и энергетика

По мнению экспертов, выступающи в пользу строительства АЭС в РБ, современные проекты АЭС нового (третьего) поколения имеют гораздо меньший риск вы ода радиоактивности за пределы реакторной установки – 10-7-8 на один реактор в год. Для сравнения риск аварий с вы одом радиоактивности за пределы реакторной установки для реакторов чернобыльского типа оценивается в 10 -3-4 на один реактор в год. В атомной отрасли существует мнение, что корпусные реакторы не могут взрываться по определению, так как обладают естественной безопасностью: исчезновение замедлителя в результате перегрева реакторной зоны ведет к прекращению ядерной реакции. Однако при определенны условия тепловой взрыв на корпусны реактора возможен. В качестве примера можно привести аварию на подводной лодке в бу те Чажма в 1985 году, где взрыв произошел как раз на корпусном реакторе. О том, что риск крупномасштабной аварии на современны АЭС есть и достаточно велик говорит и тот факт, что, по планам Росатома, АЭС не будут строиться в непосредственной близости Москвы и Санкт Петербурга, несмотря на то, что именно эти города испытывают самую острую не ватку мощностей и обладают при этом необ одимой инфраструктурой, профессиональными кадрами и пр. Аналогичная ситуация сложилась и в РБ. К проекту строительства АЭС возле столицы республики решено не возвращаться, отя близость Минска и наличие ЛЭП-750, про одящей вблизи Минска создает благоприятные те нологически и экономические предпосылки для строительства АЭС именно возле Минска. Официальное признание опасности АЭС звучит в Государственной комплексной программе модернизации основны производственны фондов белорусской энергетической системы, энергосбережения и увеличения доли использования в республике собственны топливно-энергетически ресурсов в 2006–2010 года , в соответствии с которой признается, что АЭС является объектом с повышенной потенциальной опасностью для окружающей среды. Риски крупной аварии в результате падения самолета. Предлагаемый к строительству энергоблок ВВЭР-1000 имеет защитную оболочку, способную выдержать удар падающего спортивного самолета массой 20 тонн, при том, что пассажирские самолеты с топливом на борту могут иметь массу на порядок выше. Здесь необ одимо отметить, что 100% гарантии защиты, от атаки АЭС с помощью воздушного судна в мире нет. Риски крупной аварии, связанные с низким качеством строительства. Российская атомная энергетика испытывает острую не ватку профессиональны строителей. Из требуемы на сегодня 55 000 строителей Росатом располагает только 5 000 профессиональными строителями. Низкая привлекательность атомной отрасли связана в том числе с низким уровень зарплаты строителей. Например, на строительстве второго блока Волгодонской АЭС в Ростовской области профессиональный строитель получает 6300 российски рублей в месяц (данные на начало 2006 г.) В результате к строительству привлекается низкоквалифицированная рабочая сила. Например, к строительству реактора на быстры нейтрона БН-800 на Белоярской АЭС (БАЭС) в Свердловской области привлекается низкоквалифицированная рабочая сила из Таджикистана и Азербайджана. По данным на 2003 год ни один из рабочи не про одил проверки на предмет благонадежности. О качестве этой рабочей силы говорит статистика: после начала работ количество убийств и ограблений в городе Заречный (городе, обслуживающем Белоярскую АЭС) увеличилось в 5-6 раз. На территории БАЭС резко возросли кражи цветного металла. Риски аварий, связанные со сбоями в энергосистеме. Сбои в энергосистеме ведут к рискам, связанным с тем, что переключение станции в автономный режим (дизель-генераторы) может не сработать. В 1992 году на Кольской АЭС в результате урагана была обесточена станция. Аварийные дизель-генераторы не обеспечили своевременную подачу энергии для останова реактора. Риски аварий, связанные с длительным сроком эксплуатации. Проекты новы АЭС предполагают эксплуатацию энергоблоков в течение 60 лет. Такая политика начинает распространяться и на действующие реакторы с проектным сроком эксплуатации 30 лет. Однако опыт продления, например, третьего блока Ново-воронежской АЭС показывает, что по истечении 30-летнего срока эксплуатации возрастает аварийность. Третий энергоблок был введен в строй в декабре 1971 го-да. После истечения срока эксплуатации (30 лет), работа третьего блока Нововоронежской АЭС была продлена на 5 лет. По окончании срока действия первой лицензии на продление, Росте надзор выдал еще одну. В 2007 году Росте надзор обнаружил на третьем блоке Нововоронежской АЭС трещины в сварны соединения патрубков "горячего" и " олодного" коллекторов первого парогенератора. Этот инцидент лишь подтверждает точку зрения об опасности длительны – до 40-60 лет – сроков эксплуатации атомны энергоблоков. Риски аварий, связанные с социально-экономическими кризисами. В случае социально-экономического кризиса, как это произошло в середине 90- годов в России, АЭС подвергаются угрозе аварий вследствие социальны протестов. В ис-тории российской атомной энергетики есть примеры, когда работники АЭС за ватывали атомную станцию, требуя выполнения экономически требований. Риски аварий, связанны с военными действиями. Концепцией безопасности существующи АЭС до си пор предполагалась работа атомны электростанций только в мирное время. Между тем, большинство европейски АЭС расположены на территории, на которой в двадцатом веке неоднократно велись боевые действия с применением тяжелого оружия. Попадание одиночного артиллерийского снаряда, ракеты или авиабомбы в любое из зданий АЭС не приведет к катастрофическим последствиям. Однако уже дву точны попаданий достаточно, чтобы на атомной электростанции начался лавинообразный катастрофический процесс. Так, если одним снарядом будет поврежден и остановлен турбогенератор, а второй сна-ряд выведет из строя резервную дизель-генераторную электростанцию, то циркуляция воды в первом контуре полностью прекратится. Запаса воды в пассивны система о лаждения недостаточно, чтобы обеспечить о лаждение активной зоны реактора на достаточно длительное время. Активные системы о лаждения без подвода электроэнергии работать не могут. В этом случае неизбежно расплавление активной зоны реактора за счет остаточного тепловыделения и выброс радиоактивны веществ за пределы первого контура. Если по зданиям АЭС будет произведена серия прицельны выстрелов и будет пробита защитная оболочка здания реактора, то неизбежен выброс радиоактивны веществ в атмосферу и заражение обширной территории. Боекомплекта одного танка или самолета-штурмовика достаточно для полного уничтожения атомной электростанции как энергетического объекта и заражения большой территории. Обычное оружие, примененное против атомной электростанции, становится оружием массового поражения. Не следует отбрасывать и сценарий использования тяжелого оружия в мирное время. Например, в сценарии теракта с использованием мобильной гаубичной системы, которая может быть установлена в нескольки километра от АЭС вне периметра физической защиты станции. Риски, связанные с транспортировкой и ранением РАО и ОЯТ. Помимо рисков, с вязанны с эксплуатацией АЭС существует масса рисков, связанны с транспортировкой и ранением радиоактивны от одов и ОЯТ. Вопрос ранения РАО до си пор до конца не изучен, так как сроки ранения превышают как минимум сотни лет, а в идеале для ОЯТ должны составлять сотни тысяч лет. Здесь необ одимо отметить, что уже сегодня возникают проблемы вы ода радионуклидов за пределы площадок ранения во Франции и Германии через несколько десятилетий ранения РАО.

Риски, связанные с изначально высокой стоимостью новы энергоблоков. Стоимость строительства АЭС в России значительно опережает инфляцию. Официальная стоимость удельны капвложений выросла за 7 лет почти в 3 раза – с 20,2 млрд. рублей в 2000 г. до 55,7 млрд рублей в 2007 году [5, 6]. Эта тенденция соответствует мировым процессам. В соответствии с докладом Cambridge Energy Research Associates Inc., материалы для строительства АЭС выросли с 2000 г. к на-чалу 2008 года на 173%, в то время как для ветровой энергетики аналогичный рост составил 108%, для угольной 78 и газовой 92%. Изначально высокая стоимость атомны энергоблоков на одит отражение в тарифе атомны станций. Примерно 20% выручки российской атомной энергетики – 15 млрд. российски рублей на 2007 г. – идет на строительство новы энергоблоков, а также другой инфраструктуры. В условия заданного уровня тарифа на оптовом рынке (примерно 2 цента за кВт-час) этого явно недостаточно для строительства новы АЭС. Инвестиционный потенциал внутренни ресурсов Росатома абсолютно не удовлетворяет планам правительства по ускоренному развитию атомной энергетики – строительство 2 энергоблоков в год, что требует порядка 130 млрд. рублей в год. Более того, тариф АЭС не позволяет выполнить программу по простому замещению выбывающи энергоблоков – 3,7 ГВт к 2020 г. Существую-щие отчисления достаточны только для строительства одного реактора в 3-4 года. Для решения проблемы необ одимо увеличение тарифа примерно в 2,5 раза с 2 центов (в 2008 г.) до 5 центов за кВт-час. Именно поэтому российским правительством была принята федеральная целевая программа по развитию атомного комплекса, в соответствии с которой пред-полагается субсидировать строительство новы АЭС из федерального бюджета. Размер субсидирования на новое строительство составляет порядка 670 млрд. руб-лей до 2015 года. В связи с этим потенциальному инвестору нужно четко понимать, что строительство атомны энергоблоков – это дорого. Возврат вложенны средств займет крайне долгий срок, если вообще будет возможен, особенно в страна с регулируемым энергетическим рынком. Риски, связанные с ростом стоимости в процессе строительства. Опыт достройки третьего блока Калининской АЭС показал, что стоимость достройки готового почти на 50% объекта оказалась сравнимой с проектной стоимостью строительства с нуля. Стоимость достройки Калининской АЭС выглядела следующим образом. По данным Счетной палаты, остаток сметной стоимости строительства по пусковому комплексу строительства энергоблока № 3 Калининской АЭС с учетом объектов социальной сферы составлял на 1 января 2001 года 8,2 млрд. рублей или 48,7 % по освоению капитальны вложений. Однако, в соответствии с официальными данными, выделение средств на достройку этого энергоблока только в 2001-2004 года составило 23,2 млрд. рублей. В конце 2004 года энергоблок был пущен, но, тем не менее, на его доводку в 2005 году было выделено еще 4,1 млрд. рублей. В итоге стоимость всего энергоблока составила 35,9 млрд. рублей вместо заявленны 16,8 млрд. рублей или более чем в 2 раза дороже заявленной стоимости. Стоимость достройки, что более корректно для оценки роста стоимости строительства составила 27,3 млрд. рублей и оказалась более чем в 3 раза дороже заявленной. Даже с учетом инфляции такое превышение является значительным.

На сегодня единственное крупное действующее урановое месторождение в России обеспечивает только 16-18% от необ одимы потребностей в природном уране – 3,2 тысячи тонн в год при необ одимы около 20 тысяча тонн природного урана (с учетом поставок на зарубежные атомные станции). Недостающую часть компания «ТВЭЛ», отвечающая за обеспечение топливом российски и зарубежны атомны станций, берет из «складски запасов». Таким образом, проис одит субсидирование атомной энергетики за счет еще советски урановы запасов, образовавши ся в основном в результате реализации военны программ.

Рисунок 21 - Мировая добыча урана и потребность в нем Следует также учитывать, что в настоящее время значительная часть ядерно-го топлива на мировом рынке получается путем разубоживания оружейного урана России. Полученный из ядерны боеголовок уран покрывает 17% мирового рынка обогащенного урана. После 2014 года, когда закончится контракт по продаже российского оружейного урана (т.н. контракт ВОУ-НОУ), следует ожидать резкого падения предложения на рынке урана и возможный в связи с этим резкий рост стоимости ядерного топлива.

Рост тарифа в связи с дефицитом урана. До си пор российская атомная энергетика существовала за счет советски запасов урана и действующи рудников, отрыты в СССР. Открытие и обустройство новы месторождений требует значительны финансовы ресурсов. В этой связи есть вероятность, что частично эти рас оды будут покрываться за счет тарифа. Рост тарифа с ростом услуг временного ранения. По данным [16], стоимость ранения ОЯТ российски АЭС в централизованном федеральном ранилище составляла до 2005-2006 гг. примерно 60 долларов за килограмм тяжелого металла (ТМ). По оценкам, которые можно сделать на примере проекта строительства второй очереди Балаковской АЭС, стоимость временного ранения ОЯТ с российски АЭС выросла до 130 долларов за килограмм ОЯТ. Стоимость ранения ОЯТ украински АЭС выросла в 2009 году по сравнению с 2008 годом с 360 долларов до 423 долларов за килограмм ТМ. При этом реальную стоимость ранения в долгосрочной перспективе оценить не может никто, но известно, что она будет только расти, и расти значительно. По заявлению представителей Росатома, «сейчас люди понимают, что реальную стоимость ранения ввозимого из-за рубежа топлива невозможно рассчитать. Мы могли бы принять его на 60 или 70 лет, но что случится через 100 лет? Никто не в состоянии подсчитать такие рас оды» [17]. Но даже в краткосрочной перспективе существующи средств явно недостаточно для обеспечения безопасного ранения. Например, на централизованном ранилище в Красноярском крае отсутствует нормальная система физической защиты. В 2002 году сначала группа активистов Гринпис, а затем ФСБ беспрепятственно прошли на территорию ранилища и также беспрепятственно ее покинули. Рост тарифа в связи с ростом стоимости мероприятий по выводу из эксплуатации атомны энергоблоков. В настоящее время на вывод из эксплуатации атомны энергоблоков в тарифе атомны станций предусмотрены отчисления в размере 1,3% от выручки АЭС. В то же время, по данным бывшего генерального директора концерна «Росэнергоатом» С. Антипова, «в 2004 году дефицит средств для вывода энергоблоков из эксплуатации составил около 6 млрд. рублей, а к 2010 году дефицит средств может превысить 8,5 млрд. рублей» [18]. Важно учесть, что дефицит, в 6 раз превышающий годовые отчисления на вывод из эксплуатации, существует в ситуации, когда из эксплуатации выведены первые 4 энергоблока общей мощностью около 1 ГВт, а само отчисление делается из выручки, получаемой в результате эксплуатации мощностей объемом 23 ГВт. В этой связи концерн «Росэнергоатом» рассматривает вопрос об увеличении отчислений до 2,3% [19].

Строительство АЭС приведет к тому, что более 50% электроэнергии в стране будет вырабатываться всего на дву станция – АЭС (2 000 МВт) и Лукомльской ГРЭС (2 430 МВт). Такая концентрация мощности чревата крупными авариями в энергосистеме и большими убытками для экономики. «Коварство» работы в пиковом режиме не столько в перерас оде топлива на каждый цикл (т. е. в снижении экономичности блоков), сколько во влиянии в длительной перспективе на повреждаемость и аварийность блоков и и элементов (котлов, турбин и генераторов), а также количество различны ремонтов. Большинство аварий на станция случается чаще всего при пуска блоков из « олодного» состояния – это и взрывы котлов, и повреждения валов турбогенераторов, и поломка лопаток турбин, которые иногда сопровождаются человеческими жертвами. Ущерб от аварий исчисляется десятка-ми-сотнями миллионов долларов.

Строительство АЭС на территории Беларуси намечено в водосборном бассейне Балтийского моря – экологически уязвимом регионе, имеющим ограниченный водообмен с открытой частью океана. Это означает, что в случае возникновения аварий на АЭС с выбросами или сбросами радионуклидов, последствия будут сказываться на други страна и морски экосистема этого полузамкнутого экологического пространства. Следует принимать во внимание, что в западной части Балтийского региона идет процесс вывода из эксплуатации АЭС и отказа от нового строительства [23]. В то же время на юге и востоке Балтийского региона продвигаются новые проекты АЭС. В южной части приняты политические решения построить в ближайшие 15 лет не менее 6 новы энергоблоков АЭС, которые будут всего в сотня километра друг от друга. Это означает, что каждое в отдельности решение не учитывает совокупного риска от все АЭС для каждой из стран и для всего Балтийского региона в целом. Известно, что риски от работы АЭС имеют наивысшие значение в начальный период и эксплуатации и в момент приближения к выработке ресурса. Ввод в эксплуатацию в течение нескольки лет 6 энергоблоков в Беларуси, Литве и России (Калининградская АЭС) и одновременный вывод из эксплуатации Игналинской АЭС будут создавать наивысшие вероятности аварийны ситуаций на АЭС. Эти транснациональные риски не принимались во внимание при принятии национальны решений о строительстве АЭС.

Как правило, при экономической оценке атомной энергетики не учитывается весь жизненный цикл АЭС. Современные энергоблоки АЭС рассчитываются проектировщиками на производство электроэнергии примерно в течение 50-60 лет. Это время, в течение которого основные элементы оборудования утрачивают свои свойства, позволяющие и эксплуатировать безопасно, а сама те нология производства энергии морально устаревает. С момента прекращения эксплуатации энергоблок АЭС – источник энергии и до ода трансформируется в объект, потребляющий энергию и ресурсы. До сотни тысяч тонн оборудования и конструкций такого энергоблока становятся от одами, значительная часть которы радиоактивно загрязнена. Это означает, что такой объект должен надежно изолироваться от среды обитания, чтобы предотвратить возможность поступления радионуклидов в биосферу и через пищевые цепочки к человеку. Кроме того, необ одимо исключить возможность несанкционированного доступа к этим радиоактивным от одам. В отношении зданий и сооружений, выводимы АЭС возможно принятие одной из альтернативны стратегий: немедленный, поэтапный демонтаж наименее загрязненны объектов; отложенный демонтаж через 50 и более лет, когда распадется значительная часть радионуклидов. При выводе из эксплуатации отдельным вопросом стоит утилизация отработавшего ядерного топлива. ОЯТ из выводимого реактора выгружают в приреакторные бассейны с о лаждаемой водой. Спустя несколько лет топливные стержни перемещают в бассейны временны ранилищ, о лаждаемые электроэнергией. Затем, по мере остывания стержней и помещают в специальные контейнеры, где ОЯТ продолжают о лаждать за счет естественной циркуляции возду а. На сегодняшний день в мире отсутствуют безопасные для природы и экономически оправданные те нологии переработки ОЯТ. Особая опасность ОЯТ обусловлена наличием в нем радионуклидов, которые практически не участвовали в миллиона лет эволюции живы систем на Земле. К таким радионуклидам относят, например, плутоний (239Pu), который имеет период полураспада более 24 000 лет. За время жизни атомного энергоблока от начала эксплуатации до исчерпания ресурса нарабатывается до тысячи тонн ОЯТ, содержащего тонны 239Pu. ОЯТ должно надежно изолироваться от биосферы в течение сотен тысяч лет. В США решением Вер овного суда надежность изоляции отработавши топливны стержней должна быть гарантирована в течение 1 миллиона лет. На сегодняшний день отсутствуют те нологические решения, способные решить эту задачу. Современные данные о стоимости вывода из эксплуатации энергоблоков включают большое количество неопределенностей, связанны с различием возможны сценариев вывода из эксплуатации, национальны политик по обращению с РАО, ОЯТ, уровнем развития те нологий в разны страна и т.п. В ряде стран государственные и эксплуатирующие организации сделали та-кие оценки. Например, Совет по Национальным Ресурсам США (NRC) и Агентство по Атомной Энергии (NEA) оценили стоимость вывода из эксплуатации как 10 – 15 % от стоимости строительства объекта. [24] Официальные французские источники предлагают оценку 258.86 евро/кВт установленной мощности (данные на 1998 г.) [25]. Оценка стоимости вывода из эксплуатации энергоблока с реактором ВВЭР-440, по данным МАГАТЭ, может составлять 350 млн. долл. при немедленном де-монтаже и 300 млн. долл. при отложенном на 40 лет демонтаже (795 и 690 долл./кВт установленной мощности соответственно). [26] Вместе с тем, практический опыт вывода из эксплуатации показывает, что приведенные оценки существенно занижены. Так, в Германии затраты на вывод энергоблоков АЭС с ВВЭР-440 оказались более чем в 2 раза выше прогнозируемы МАГАТЭ. При выводе из эксплуатации 6 энергоблоков АЭС «Норд» затраты со-ставят 3,2 млрд. евро (4,4 млрд. долл.) или 1700 долл./кВт. АЭС «Норд» будет вы-водиться в течение 45 лет с 1990 по 2035 гг. до состояния коричневой лужайки с созданием на месте бывшей АЭС те нопарка. При этом останется нерешенной проблема ОЯТ, которое на одится во временном (на 50 лет) ранилище. [23] В Литве на вывод из эксплуатации дву энергоблоков РБМК-1500 (2×1500 МВт эл.) в течение 30 лет первоначально планировалось потратить 1,2 млрд. евро. Так оценивались работы до состояния «коричневой лужайки», организации временного ранения ОЯТ в метало-бетонны контейнера и организации те нопарка. Спустя несколько лет после начала реализации программы вывода эта сумма возросла до 2,5 млрд. евро или 1100 долл./кВт установленной мощности. В дальнейшем эти затраты еще возрастут, поскольку пока не разработана те нология утилизации 3400 тонн графита (замедлителя нейтронов в реактора РБМК), содержащего радиоактивный изотоп углерода-14 (период полураспада 5400 лет). Кроме того, по-ка не найдена те нология долговременной изоляции или за оронения на территории Литвы отработавшего ядерного топлива. Затраты на вывод из эксплуатации энергоблока АЭС Мэин Янки (Maine Yankee) электрической мощностью 900 МВт до состояния «зеленой лужайки» со-ставили около 500 млн. долл., превысив затраты на строительство (340 млн. долл.) При этом ОЯТ на одится во временном ранилище. Те нологии долговременного ранения или за оронения ОЯТ в США не существует. Таблица 9 - Затраты на вывод из эксплуатации энергоблоков АЭС в разны страна [23, 27]

Оценочные затраты на полную ликвидацию 2 блоков до стадии «Те нопарка». Начаты демонтажные работы на 1-ом блоке. ОЯТ планируют временно ранить в контейнера «су ого ранилища». После нескольки лет начала работы оценки затрат возросли более чем в 2 раза.

Строительство АЭС в Центральной и Восточной Европе сопровождались созданием атомградов – городов спутников АЭС, численностью от 30 до 70 тысяч жителей. АЭС становятся градообразующими предприятиями. Социальная инфраструктура и бюджет атомны поселений полностью зависят от эффективности работы АЭС. У жителей атомградов, как правило, отсутствуют исторические корни, связывающие и с местной культурой. Это может стать источником социальны конфликтов с жителями соседни поселений, которые воспринимают АЭС и жителей атомградов как угрозу традиционному укладу жизни. Неизбежный вывод из эксплуатации АЭС после выработки ресурса вызывает острый социальный кризис, связанный с одномоментной утратой большого числа высокооплачиваемы рабочи мест, а также основного источника поступлений в местные бюджеты. [23]. ‹ 3. Корректность экономически расчетов при принятии решения о строительстве АЭС в РБ ввер 5. Тенденции мировой энергетики ›