АЭС в региона Ленинградская АЭС Кольская АЭС Дисскуссия о декомиссии Радиоактивные от оды Социальное партнерство Международный опыт Российский опыт Энергетический баланс Реформа Росатома Атомная индустрия ПО "Маяк" Промышленность и энергетика

Производственное объединение Маяк (ЗАТО Озерск) на Урале перерабатывает отработавшее ядерное топливо Кольской АЭС и атомны подводны лодок для производства свежего топлива для Ленинградской АЭС и други станций с реакторами РБМК. Что стоит за этим производством, насколько безопасны эти те нологии? Взгляд жителя ЗАТО Озерск.

Три года назад, в начале лета 2009 года в городе Озерске Челябинской области произошла настоящая «народная революция». Неслы анная ранее «волна народного гнева» прокатилась по городу. Причиной ее стала попытка переноса производства с имико-металлургического (20-го) завода комбината «Маяк» на аналогичное предприятие Сибирского имического комбината в городе Северске Томской области. Казалось – что здесь особенного? Обыкновенные перемены внутри одной госкорпорации Росатом. Тем более, что объемы производства не превышали загрузку 10% мощностей предприятий, а содержать за счет федерального бюджета при одилось оба завода. Представляете на - сколько увеличивалась себестоимость производства? А ведь за все это при одится платить рядовому налогоплательщику нашей страны! При этом планировалось не просто перенести производство на порядком устаревший завод, а построить принципиально новое предприятие с новыми те нологиями и совершенно иным качеством труда. Построенный в начале 1950- годов 20-й завод не просто безнадежно устарел, но он и элементарно опасен, поскольку изначально не был рассчитан на шестьдесят лет работы. Этот завод считается настоящим «убийцей». На заре своего становления он «перемалывал» тысячи людей. Даже бывший директор комбината Борис Бро ович в свои мемуара подчеркивал, что за два неполны года здесь сменилось три полны состава завода. Тысячи переоблученны на спецпроизводстве людей разъезжались по стране и ти о умирали, не имея даже возможности назвать причину своей болезни. До последнего часа, нередко ценой жизни раня верность нелепой подписке о со ранении государственной «тайны». Могилы первого поколения атомщиков разбросаны без счета по всей стране. Как заявил бывший директор комбината Виталий Садовников, по состоянию на 2003 год, за всю историю «Маяка» на нем работало 100 тысяч штатны сотрудников при нынешней численности в 12,5 тысяч. Для сравнения все население сегодняшнего Озерска едва составляет 80 тысяч жителей. Но, помимо, собственного персонала, на комбинате работали еще десятки и десятки тысяч строителей, монтажников, солдат строительны частей, заключенны . Предприятие о ранялось частями дивизии внутренни войск. Все эти людские потоки вместе взятые привели к тому, что через озерскую радиоактивную «мясорубку» прошли сотни тысяч человек и очень многие из ни поплатились за это своим здоровьем. В связи с этим постоянно распространяющийся в Озерске миф о «пользе радиации для здоровья» сильно преувеличен. Для подтверждения этого мифа приводят в качестве примера местны 80-летни долгожителей из числа первы атомщиков. Они должны служить неким символом успе ов и достижений местной медицины и социального обслуживания. И статистика вроде бы даже подтверждает это тем, что продолжительность жизни в Озерске на пару лет дольше, чем у соседей. Но эта лукавая статистика не учитывает огромной массы людей. Те , кто, фактически создав ценой своего здоровья - первое в стране предприятие атомной отрасли, уе али из города и и дальнейшая судьба никому здесь сейчас неизвестна и неинтересна. Прекрасно зная о трагически страница озерского прошлого надо бы радоваться возможности вынести опасное производство не просто на новое предприятие, но еще и за пределы области. Не тут-то было! В городе начинается настоящая вак аналия под лозунгом «борьбы за со ранение завода»! Безнадежно устаревший и опасный 20-й завод вдруг каким-то чудесным образом превращается в «градообразующее» оборонное предприятие с персоналом в 2,5 тысячи человек. Закрытие такого промышленного гиганта означает неизбежный экономический кра для города. Но реальная численность завода на тот момент составляла значительно меньше – менее дву тысяч человек. А осенью 2008 года - незадолго до эти бурны событий на заводе произошла довольно серьезная авария с пострадавшими, о которой даже не сочли нужным официально сообщить жителям города.

Что же это за пресловутый оборонный заказ, за выполнение которого так бьется руководство комбината? Сам по себе комбинат «Маяк», так же как и два его дублера в Северске и Железногорске создавался для одной единственной цели – производства оружейного плутония. Всего СССР произвел 200 тонн плутония, в том числе 150 тонн оружейного. США смогли осилить несколько меньше – 112 тонн оружейного плутония. Критическая масса плутония в четыре раза меньше, чем у оружейного урана. Для производства взрыва достаточно 5 килограмм плутония. Советские запасы оружейного плутония позволяли наделать 30 тысяч условны боезарядов. Этого количества достаточно, чтобы уничтожить все живое на планете Земля многократно. Плутоний – это смертельный металл. Абсолютный убийца. Жизнь на нашей планете появилась только тогда, когда в природе его не осталось. Это не считая запасов урановы боезарядов. А оружейного урана в США произвели 550 тонн. В СССР, по свидетельству бывшего министра Минатома Ми айлова – 1200 тонн. Условный урановый боезаряд – это 20 килограмм урана. СССР мог произвести 60 тысяч боезарядов. Этого достаточно, чтобы уничтожить все живое на Земле десятки раз. С кем-то конкретно в Кремле собирались воевать. Только непонятно с кем. С инопланетянами, наверное. На Земле применить всю эту армаду зарядов было просто негде. Во сколько же обошлось все это «оборонное производство»? США затратили 3,9 триллиона долларов за весь период « олодной войны», начиная с 1945 года. В среднем 100 миллиардов долларов в год. Гигантская сумма! А СССР? А советские рас оды на атомное оружие – это до си пор «большой секрет» и «важная тайна». Вдруг враги узнают? Но, учитывая, что те нологии были с одными, а СССР произвел делящи ся материалов в два раза больше чем США – рас оды СССР по «атомному проекту» не могли составлять менее 200 миллиардов долларов в год. Они, конечно, могли быть и больше, но никак не меньше. А как же это возможно, если весь официальный бюджет СССР составлял чуть больше 300 миллиардов рублей в год? А элементарно просто. Основные военные проекты: «атомный», «ракетный» и ряд други никогда в официальном бюджете и не отражались, и искать там и следы бесполезно. Они шли «теневым» бюджетом и финансировались отдельным порядком. Госкомстат РФ несколько лет назад официально признал, что статистические сборники ЦСУ СССР являлись элементом информационной войны. Кого-то отели сильно обмануть. ЦРУ, наверное. Я не знаю, обманули они кого-нибудь в ЦРУ или нет, но статистику народного озяйства собственной страны запутали изрядно. До си пор невозможно разобраться. Годовой бюджет Средмаша был сопоставим по размерам с официальным бюджетом СССР! Представляете себе масштаб проделанной экономической диверсии? И все исключительно под предлогом «обороноспособности» и в условия строгой секретности. Прекратить бессмысленное производство атомны материалов СССР мог в любой момент, как минимум, начиная с 1970- годов, воспользовавшись разрядкой. Кстати, именно так поступили в США. И что? А ничего. Продолжали перемалывать экономику страны ради бессмысленного производства ради производства. А что же представляет пресловутый «оборонный заказ» сегодня? Период полураспада плутония составляет 24 тысячи лет. А вся история человеческой цивилизации насчитывает каки -то 5 тысяч лет. Плутониевый боезаряд сам по себе – это практически вечное оружие. Срока годности у него нет. Но заряд состоит из нескольки компонентов: тритий, дейтерий и плутоний. В этой «тройке» самый уязвимый элемент тритий. Его период полураспада составляет всего 12 лет. Для обеспечения «взрываемости» боезаряда требуется периодически перезагружать его тритием. И такой «геморрой» с этим оружием каждые 12 лет. Плюс профилактика боезаряда. Вот, собственно, и все. Весь «оборонный заказ». В принципе, можно и вообще отказаться от плутониевы боеприпасов, оставив только урановые. Они и проще и дешевле в обслуживании и менее капризны. А взрываются точно также. Ничем не уже. Для того, чтобы поддерживать в боеспособном состоянии ядерно-оружейный потенциал требуется периодическое проведение «сервисного» обслуживания боезарядов – такой своеобразный апгрейд. Можно этот сервис производить на стары завода сталински времен? С трудом, но можно. Но, во-первы – это очень опасно, поскольку они строились давно и для другой задачи – производства плутониевы боезарядов. А во-вторы – это очень дорого. Себестоимость процесса – это еще одна «великая тайна» и «большой секрет», но ясно, что она на порядок превос одит нормативно возможную. Вопрос о строительстве специального «сервисного» завода для профилактики и перезагрузки плутониевы боезарядов появился, насколько мне известно, уже лет тридцать тому назад. Именно этот вариант, насколько я понимаю, и подразумевался под строительством нового завода в Северске. Этот завод, основанный на современны те нология , позволял высвободить огромные средства, которые сегодня идут на «отопление возду а». Наконец – то вывести тысячи людей из опасного производства и на ближайшие, как минимум, полвека обеспечить поддержание ядерного потенциала в нормальном боеспособном состоянии с минимальными затратами. Увы, эта возможность была сорвана. Причем, события 2009 года, до си пор воспринимаются как «большая победа». Правда, не очень понятно – над чем? Что, фактически, произошло? Сорвана модернизация важной военно-промышленной подотрасли – сервисного обслуживания плутониевы боезарядов. Производство оставлено на безнадежно устаревшем и опасном 20-м заводе, который нужно было закрыть еще лет тридцать назад. Ситуация крайне проблемная и абсолютно неразумная. В ЦРУ, наверное, были просто счастливы, наблюдая всю трагикомическую историю. «Попробуй, пойми эти русски ! Они со странным упорством наносят вред сами себе, делая за нас нашу работу!» - так или примерно так должны были рассуждать курирующие Росатом разведчики из ЦРУ. Неужели в Озерске так никто и не понял того, что произошло? Мне кажется, что нет. Более того, осталась незамеченной даже скрытая подоплека эти событий.

Ситуация следующая. Помимо «ремонта» боезарядов 20-й завод занимается еще одним делом. В 1993 году по инициативе дву человек: предпринимателя Алекса Шусторовича и тогдашнего министра Минатома Виктора Ми айлова было заключено соглашение о продаже в США 500 тонн российского оружейного урана. С российской стороны соглашение подписал Виктор Черномырдин. США представлял Альберт Гор. По тогдашним российским законам эта «урановая сделка» была незаконной. Подобные документы мог подписывать только президент Ельцин. Российская сторона брала на себя обязательство переработать 500 тонн оружейного урана в 10 тысяч тонн топлива и поставить его в США. Сумма сделки составила 12 миллиардов долларов. Цена одного килограмма топлива соответственно 1200 долларов. На продажу пошла почти половина российского оружейного урана. Его реальная цена на тот момент составляла 8 триллионов долларов (в нефтяном энергетическом эквиваленте). А продан он был за одну тысячную стоимости! Гигантские рас оды страны в течение десятков лет, усилия сотен тысяч людей, многие тысячи и тысячи загубленны жизней – все пошло пра ом! Понимал ли Черномырдин, что он подписывает? Я думаю, что нет. А понимал ли Ми айлов? Несомненно. Фантастическая афера. На ее фоне просто теряются все самые громкие аферы прошлого. Из 500 тонн сейчас переработано 400. Уничтожено 20 тысяч боезарядов. Осталось еще 100 тонн. Переработка и должна полностью завершиться в 2013 году. А где она проис одит? Вы уже догадались? Правильно. На 20-м заводе в городе Озерске. Здесь урановый боезаряд разрезают в стружку, а затем отправляют на комбинат УЭХК в Новоуральске, где окончательно превращают в топливо. Естественно, сделки такого уровня не проис одят без прикрытия на «самом вер у». И «кураторы» процесса отслеживают его постоянно. Поэтому, когда в Озерске, впервые стало известно о возможном переносе производства в Северск – первые несколько месяцев никаки действий не последовало. Очевидно, «кураторы» оценивали ситуацию. И, оценив ее, пришли к выводу – что перенос производства может поставить под угрозу завершение «урановой сделки», привлечь к ней лишнее и ненужное внимание. В результате в Озерск последовала команда: организовать «народный гнев» и «письма Президенту» за со ранение «градообразующего и оборонного» 20-го завода. Что и было успешно осуществлено. И никто даже и не понял, что за этим стояло на самом деле. Интересно, а как поведет себя Президент Дмитрий Медведев, когда поймет, что его, мягко говоря, ввели в заблуждение? Почему – то я думаю, что он не будет в восторге. Понимало ли руководство «Маяка» вообще, что они делают? Мне кажется, что не очень. Они исполнители, привыкли орошо выполнять указания и не приучены к и пониманию. Скорее всего, они даже не до конца представляют себе, что и действия прямо противоречат стратегическим интересам Российской Федерации. К сожалению, руководство и комбината «Маяк», и «Росатома» не может выйти за рамки свои частны , местнически интересов. И в результате подобные действия ставят под угрозу программу модернизации страны, объявленную Президентом Дмитрием Медведевым.